Человек из «Шередаря»: как и зачем предприниматель Михаил Бондарев занимается благотворительностью

Личный опыт основателя Фонда Шередар

IT-инструменты, которые использует Михаил Бондарев

  • Трелло
  • Увеличить
  • Телеграмма
  • YouTube
  • ВК

Не все предприниматели систематически занимаются благотворительностью. Но есть и те, кто не только периодически перечисляет деньги на социальные цели, но и методично развивает важные для общества проекты. Михаил Бондарев, основатель языковой школы VKS-International House, долгое время оказывает финансовую помощь детским домам и фондам. А 10 лет назад основал собственный фонд «Шередар», который занимается бесплатной реабилитацией детей после тяжелых заболеваний. О том, как и зачем совмещать бизнес с благотворительностью, Михаил Бондарев рассказал порталу Biz360.ru.

Досье

Михаил Бондарев — предприниматель из Москвы, основатель и директор языковой школы «ВКС — International House». Окончил факультет автоматики и электроники МИФИ. После окончания работал научным сотрудником. В 1992 году он основал компанию «ВКС», на базе которой выросла сеть языковых школ «ВКС — Международный Дом». В 2012 году учредил Благотворительный фонд «Шередар», который занимается реабилитацией детей после онкологических и других тяжелых заболеваний. Построил и в 2015 году передал в фонд реабилитационно-оздоровительный центр во Владимирской области.

Мой путь к благотворительности

В детстве я любил помогать другим. Мне очень понравилось читать “Тимур и его команда” и другие книги, где ребята делают полезные дела.

Я долго не мог понять, зачем я живу. Какой смысл в моем существовании, если ты все равно умрешь? Уже в зрелом возрасте я впервые открыл для себя Евангелие. Можно сказать, с этого все и началось. Были такие слова: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небесах».

С тех пор я начал регулярно помогать другим людям, тем более, что у меня были на это деньги. Он помогал детским домам, приносил деньги в церковь. Но я чувствовал, что все это «не то». Неясно, дошла ли помощь до получателей или нет.

В то время один из сотрудников моей компании участвовал в благотворительных программах Российской детской поликлиники. Одним из направлений деятельности больницы является лечение онкологических заболеваний. Через эту женщину я начал анонимно переводить деньги в РДКБ.

Я считаю, что помочь “без лишней суеты” – самый правильный вариант. Если есть возможность, помогите, но лучше всего это сделать тайно. Самое главное помочь, а не прославиться.

Потом коллега познакомил меня с Галиной Чаликовой (создатель и первый директор фонда «Подари жизнь» — прим ред.), которая возглавляла благотворительную группу в РДКБ. Через нее я стал регулярно помогать больным в больнице, довольно серьезные суммы. Через некоторое время Галина предложила открыть благотворительный фонд и войти в его правление. Так был основан Livsgavestiftelsen. С первых дней я сидел в правлении фонда и уже в этом качестве помогал РДКБ.

Создание Фонда Шередар

В 2011 году государство построило Национальный медицинский центр имени Димы Рогачева, крупную детскую онкологическую больницу, одну из лучших в мире. Дети получили эффективное лечение. Но в то же время в России не было хороших условий для реабилитации после лечения.

Читайте также:  Установка солнечных коллекторов

Дети возвращаются к нормальной жизни после тяжелых месяцев, а иногда и лет в больнице. Болезнь поражает как тело, так и психику. Маленьких пациентов приходилось отправлять на реабилитацию за границу – это, конечно, было очень дорого. Но в хороших реабилитационных центрах они быстро оправились от болезни, стали более самостоятельными и уверенными в себе.

Я почти сразу понял, что надо создать что-то подобное у себя в стране. Учредил благотворительный фонд «Шередар» и начал строительство реабилитационно-оздоровительного центра для детей. Когда мы его создавали, мы не просто ориентировались на международный опыт, а максимально его копировали. Все было придумано до нас – оставалось только грамотно “перенести” иностранные разработки и методики.

Мужчина из Шередара: как и зачем предприниматель Михаил Бондарев занимается благотворительностью

Построить такой центр, как Шередар, было непросто. Но надо отметить, что многие проблемы решались легче, чем при строительстве коммерческих объектов. Чиновники оперативно согласовывали различные вопросы. Поставщики материалов на стройке, узнав о назначении объекта, отнеслись к нам более лояльно, чем к рядовым покупателям – по крайней мере, ценники не подняли. А некоторые продавали материалы за полцены или отдавали даром. Кстати, многим компаниям гораздо проще пожертвовать на благотворительность товары, чем деньги. Когда вы просите пожертвовать 5 тонн кирпича, а у предпринимателя есть 500 тонн на складе, почему бы не помочь?

«Шередар» до сих пор остается единственным в России реабилитационным лагерем для детей, перенесших онкологические заболевания. У нас бесплатное проживание, очень достойные условия, эффективные программы. Казалось бы, какие возражения могут быть со стороны родителей?

Но это не так просто, как кажется. После тяжелой болезни у ребенка мать не всегда горит желанием его куда-то отпускать. И такая чрезмерная опека – это тоже травма для ребенка. Ему снова предстоит жить полноценной жизнью, а значит, он должен быть независимым. Но за долгие месяцы болезни он привык на все вопросы спрашивать разрешения у врача и у матери. И он часто боится входить в общество. И мамы, и сами дети изначально недоверчивы, поэтому рекомендации врачей или других мам посетить наш реабилитационный лагерь не лишние.

Мужчина из Шередара: как и зачем предприниматель Михаил Бондарев занимается благотворительностью

Мы активно привлекаем волонтеров, и в этом наше главное отличие от многих подобных центров. Кажется, что людям не платят, а это значит, что этот вариант должен быть дешевле. Но это не всегда так. Для каждой программы нужно набирать и обучать волонтеров — это большой труд и серьезные затраты. Кроме того, мы оплачиваем проезд, проживание и питание.

С другой стороны, если вы зависите от волонтеров, это тоже своего рода благотворительность. В результате работы лагеря Шередар достигается двойной эффект. Основная цель – помощь детям. Во-вторых, через наш лагерь за эти годы прошло две-три тысячи волонтеров. Мы научились общаться и помогать детям после тяжелых заболеваний. Обучение и поддержку волонтеров можно назвать моим вкладом в развитие общества.

Мои инвестиции

За все годы работы Фонда Шередар я потратил на реализацию программ 920 миллионов рублей. Пожертвования граждан и субсидии от государства за этот же период составили 80 млн рублей. Это тоже хорошая цифра, большие деньги, я благодарен донорам за их вклад, и государству за грантовые программы. Но это все равно меньше 10% от того, что вложено.

Читайте также:  Цветочный магазин

Возможно, здесь сказалась моя внутренняя привычка служить, а не просить. Иногда я говорю, что легче заработать, чем собирать. Но мне повезло – у меня есть бизнес, который может приносить деньги.

Суммы, которые я трачу на Шередар, намного больше пресловутой библейской десятины, но последнюю я с себя не отрываю. Я не чувствую, что чем-то жертвую. Благотворительность для меня как хобби: я просто занимаюсь любимым делом. Как правило, у бизнесменов есть свои увлечения, многие из которых недешевы: рыбалка, охота, каякинг, экстремальный туризм. Эти люди тратят на хобби, я трачу на благотворительность.

С другой стороны, я никогда не стремился к роскоши. Я не хотел ни виллу, ни яхту, ни недвижимость за границей. Поэтому я легко отдаю деньги на благотворительность.

Что это дает моему бизнесу

Участие компании в благотворительности – большой плюс для ее имиджа в глазах сотрудников. Они видят, что часть прибыли уходит на важное доброе дело. В принципе, только учредители могут решать, как распорядиться прибылью. Они могут сжечь эти деньги, съесть их, потратить на роскошь. Но если компания инвестирует в благотворительность, сотрудники более лояльны к ней и к руководству.

Часто учредителями реабилитационных лагерей за границей являются коммерческие компании, организующие их в благотворительных и рекламных целях. Я думаю, это очень хорошо. Пусть используют для рекламы, пиара, славы: главное, чтобы был результат. Другой вопрос, если пиар единственная цель, то это сразу заметно. А когда лагерь делают для детей, это тоже проявляется на всем. Разница в подходах отражается как на внутреннем содержании, так и на внешнем.

Мужчина из Шередара: как и зачем предприниматель Михаил Бондарев занимается благотворительностью

Наш лагерь «Шередар» точно не задумывался для саморекламы. Цель состояла в том, чтобы помочь детям вылечиться от тяжелых заболеваний. Когда я только начинал заниматься благотворительностью, об этом никто не знал, даже из близких. Я сделал это тайно. К сожалению, тайно построить лагерь нельзя, хотя я думал об этом.

С другой стороны, если у бизнеса есть возможность получать дивиденды от благотворительности, пусть даже моральные, то почему бы и нет? Здесь иногда приходится жертвовать личной скромностью. Я вкладываю деньги, которые компания заработала в проект. Так что она заслуживает некоторой оценки со стороны общества. Но при этом мы «не перегибаем палку» и не кричим на каждом углу о своих добрых делах. Они говорят сами за себя.

Что я понял

Все эксперты говорят, что благотворительный фонд подобен бизнесу. Только нюансы отличают его от других видов бизнеса. Это и люди, и деньги, и пиар, и GR (отношения с властью). Поэтому управление фондом для меня похоже на управление другой компанией.

Я никогда не думал о том, как можно совмещать ведение бизнеса и управление фондом. Секрет здесь только один – делегирование. Я всегда говорю, что просто собрал вокруг себя нужных людей — и в бизнесе, и в фонде. Они делают свою работу, а я начал этот бизнес и являюсь менеджером. Но без команды у меня бы ничего не получилось.

Читайте также:  Промышленная переработка бетона, кирпича и прочих каменных материалов

Благотворительность позволила мне лучше понимать людей. Есть мудрая поговорка – “Не делай добра, не будет тебе зла”. Делая добро, не ждите, что вам отплатят тем же. Наоборот, готовьтесь к тому, что к вам придут и скажут: «Сделай в 10 раз больше». И не обижайтесь на это, так устроена жизнь. Люди принимают помощь как должное и требуют еще большей помощи. Потому и сделал – и забудь, не обижайся, не жди благодарности: только помоги.

Мужчина из Шередара: как и зачем предприниматель Михаил Бондарев занимается благотворительностью

«Шередар» дал мне много новых знакомств в областях, о которых я даже не думал. Например, мы проводим кинофорум, где я знакомлюсь с актерами, режиссерами, сценаристами. Как бы я встретил их без фонда?

Я стала иначе смотреть на людей и их внутренние мотивы. Когда сидишь в «офисной коробке» и каждый день делаешь одно и то же, многого не замечаешь. А когда ты ломаешь стены своего ящика и прикасаешься к реальным проблемам и человеческим проблемам, ты видишь многое по-другому, понимаешь все глубже и глубже. Я становлюсь мудрее, и каждый человек рождается и живет именно для того, чтобы стать мудрее.

Что будет дальше

Главный план на будущее – построить второй реабилитационный центр недалеко от первого. Тогда в «Шередаре» в радиусе нескольких километров появится полноценный комплекс: гостиница и два реабилитационных центра. Строительство обойдется ориентировочно в 600-800 миллионов рублей. У меня сейчас не так много денег. Но я уже знаю, что делать в таких случаях.

Кроме того, в ближайшие месяцы мы планируем добавить новые программы в расписание лагеря. Некоторые из них уже действуют. Например, у нас появилось новое направление – молодежь. Мы увеличили возраст принимаемых детей: помимо детей, это теперь мальчики и девочки.

Мужчина из Шередара: как и зачем предприниматель Михаил Бондарев занимается благотворительностью

Мы хотим расширяться в других областях. Например, реабилитация детей с сахарным диабетом. Мы планируем принять детей, пострадавших в результате боевых действий. К сожалению, сейчас этот вопрос стал актуальным.

Мы хотим организовать программу скорби для родителей, потерявших ребенка. Пригласите семьи пережить это горе вместе. Но это очень тонкая и сложная тема, мы еще не научились с ней работать.

Я абсолютно уверен, что волонтеры не покинут Фонд Шередар после моего ухода. И хотелось бы сделать все с умом, чтобы потом у моих преемников не было трудностей, в том числе и с финансированием благотворительных программ. Сейчас я хочу подарить фонду Шередар здание моей гостиницы ВКС – оно рядом. Но по закону коммерческая компания не может передать имущество благотворительному фонду. Я понимаю, почему: кто-то начал бы это делать, чтобы «отнять» имущество от налогов. Пока не удалось передать гостиницу в фонд. Я надеюсь, что смогу сделать это однажды.

Мужчина из Шередара: как и зачем предприниматель Михаил Бондарев занимается благотворительностью

Предоставлено biz360

Рейтинг
( Пока оценок нет )
pitovaxi/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Идеи малого бизнеса
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: