Красота спасёт мир: как развивается и куда движется российская бьюти-индустрия

Прогноз для легендарного основателя сети «Персона» Игоря Стоянова

IT-инструменты, которые использует Игорь Стоянов

  • 1с бухгалтерия
  • АмоCRM
  • YouTube
  • Увеличить
  • Асана

Красота спасет мир. А что спасет красавицу? Точнее, тех, кто делает его своими руками. Этот вопрос сегодня волнует многих представителей российской индустрии красоты. По данным игроков рынка, в 2022 году количество покупателей сократилось более чем на 40%, нашу страну покинули такие бренды, как Wella, L’Oreal и Schwarzkopf, а оставшиеся иностранные поставщики резко подняли цены. Что будет в таких условиях с сетями, отдельными салонами и самозанятыми мастерами? О том, как будет развиваться российская индустрия красоты, Biz360.ru рассказал основатель сети имидж-лабораторий «Персона» Игорь Стоянов.

Досье

Игорь Стоянов — основатель сети имидж-лабораторий «Персона», президент Ассоциации предпринимателей индустрии красоты (АПИК). Автор книги «Бизнес от сердца», ведущий Youtube-канала «Бизнес Стоянов», автор и ведущий курсов по развитию салонов красоты, бизнес-тренер. Первый салон «Персона» был открыт в 1994 году, сейчас насчитывается более 130 заведений по всему миру. Выручка – более 3 миллиардов рублей в год.

Как развивалась индустрия красоты за рубежом

предсказать будущее любого бизнеса невозможно, не оглядываясь назад. Ведь любые сценарии так или иначе реализуются на основе уже накопленного опыта. В частности, это подтверждает путь развития европейской индустрии красоты.

В его основе всегда лежало трепетное и особое отношение к мастерам, что порождало немало делового эгоизма, когда салоны выстраивались вокруг того или иного мастера. Это одна из причин, по которой итальянские и французские салоны до сих пор не достигают высокой рентабельности и что коммерчески успешных сетей не так много, как могло бы быть.

Все они удерживаются двумя-тремя факторами:

Креативная команда или известный мастер

С 1950-х годов Франция и Италия создали сети вокруг стилистов-художников и парикмахеров-творцов и инвестировали в звезд. Предпринимателям красоты казалось, что такие именитые мастера, как Жак Дессанж, Альдо Коппола, Жан Луи Давид, будут «рисовать» салоны на основе творчества, а не бизнес-модели.

Бренды-поставщики

Салоны вынуждены закупать качественные расходные материалы (средства для укладки и ухода, краски, косметику и так далее), а в целях оптимизации расходов заключают долгосрочные контракты на 3-5-10 лет, обязывающие работать с определенный бренд для ретро-бонусов. Поэтому на Западе наблюдается явное засилье крупных компаний (Wella, L’Oreal, Henkel, Schwarzkopf и др.), которые пытаются «пролезть» в сеть мастеров за счет больших скидок.

Например, немецкая Wella с 80-х вкладывалась в развитие сетей, плюс субсидировала салоны на покупку техники Welonda, которую нужно было выкупить в течение 3-5 лет. Таким образом была построена бизнес-модель, при которой салон был «привязан» вплотную к поставщику и работал исключительно на этот бренд.

Красота спасет мир: как развивается и куда движется российская индустрия красоты

То есть, с одной стороны, немцы поддерживали бизнес-составляющую за счет кредитов на оборудование и товары (именно тогда развернулась серьезная конкуренция между L’Oreal и Wella). Но с другой стороны, все это тоже строилось вокруг мастера.

Система обучения, выстроенная на поставщике и на технологии стрижки и окрашивания

Схема примерно та же — компании обучают мастеров, «цепляют» салоны к определенному поставщику и определенной технологии работы.

Западные бизнес-модели и их влияние на российский рынок

Бизнес-модель, когда главным действующим лицом заведения становится мастер, можно назвать «родовой травмой» индустрии красоты на Западе. И эта модель вышла на российский рынок с тридцатью процентами. К примеру, эту идеологию поддерживает российская сеть Estel, в основе которой лежит работа с одним поставщиком и «крутость» ее ведущих мастеров.

Читайте также:  Бизнес план столярного цеха

Что плохого в бизнес-модели, построенной на выдающихся чемпионах? Дело в том, что в нем мы забываем клиента. Важно, кто платит. Именно клиент платит за качество, за сервис, за заботу.

Я вижу, что только сейчас наступает время, когда качество и сервис становятся основой бизнеса. Это может сильно изменить идеологию и повернуть индустрию красоты от доминирования фактора искусства мастеров (что, безусловно, важно, но не определяющее) в сторону доминирования интересов потребителя.

Если мыслить совершенно эволюционно, рынок, скорее всего, развернется в некий силовой треугольник, где они окажутся в равных позициях:

  • мастер, его талант, опыт, профессионализм;

  • клиент, который платит и голосует за услугу в рублях;

  • оператор, т.е владелец сети или салона, предоставляющий хорошее помещение, обеспечивающий качество и безопасность услуг, открывает бизнес.

На мой взгляд, с этой точки зрения российская индустрия красоты самая передовая в мире. Такой клиентоориентированности нет больше нигде, и я видел много международных салонов и сетей.

Красота спасет мир: как развивается и куда движется российская индустрия красоты

Кстати, по последней информации, известный мастер и предприниматель Жак Дессанж лишил российские салоны права работать под своим брендом. Этот шовинизм по отношению к российскому бизнесу наглядно показал, что для иностранных брендов Россия была лишь рынком сбыта, не было цели работать на потребителя, а, следовательно, и клиентоориентированной идеологии.

Это ключевой момент, ведь наши франчайзи также являются клиентами крупных западных сетей. И вот этот потребительский экстремизм (когда потребителю не важно – покупает ли он франшизу или продукцию), я думаю, многое говорит о западных компаниях.

Становление индустрии красоты в России

1990-2000-е: первые качественные салоны

В 1994 году я открыл первую студию «Персона». Так в России появились обычные парикмахерские, где можно было постричься за условные 100 рублей, плюс стали появляться салоны «Волшебница», «Волшебница», «Чародейка», где цены были уже на уровне условных 100 долларов. С 1993 по 1998 год в России стали появляться новые деньги, а компании и предприниматели стали инвестировать в индустрию красоты.

В 1998 году в Лондоне я видел сеть Toni&Guy, где цена была не единой, а индивидуальной: три разные цены на стрижку в зависимости от категории стилиста – мастер, топ-мастер и арт-директор. Мне понравилась эта идея, и я привез ее в Россию, тем самым начав развивать российский бизнес с новой ДНК. Это уже было знаковым, но не для чемпионата и чемпионского самолюбия, а для деловой составляющей. С 1998 года я начал выступать за введение мастер-квалификационных разрядов – модели, которая сейчас, 25 лет спустя, активно используется 20-30% рынка.

Красота спасет мир: как развивается и куда движется российская индустрия красоты

В 1998-2000 годах появились салоны красоты полного цикла, и большинство из них открыли предприниматели. Стали появляться национальные сети — Persona, Mone, Aida, Clouds, а также международные — Aldo Coppola, Jacques Dessange, Jean Louis David.

В 2000 году в люксовом сегменте работали более или менее известные иностранные бренды, а, как мы знаем, роскошь начала сокращаться в 2000 году. Поскольку структура потребления меняется, люкс сильно снижается, возможно, он составляет менее 1% от потребления в магазине. Возможно, он частично сдвинется на Восток, а может быть, Восток тоже будет игнорировать роскошь как сегмент. И мне кажется, что это будет время нового премиума: адекватного, ответственного, безопасного. И он родился в России.

Читайте также:  Как купить франшизу. Руководство для начинающих предпринимателей

2000-2020-е: развитие классических и моносетей

После 2000 года сети начали расти. В 2002 году Persona продала свою первую франшизу. Следующей важной вехой можно назвать начало развития моносетей — то есть сетей предприятий, предлагающих одну-две услуги (взрывной рост их был отмечен в 2012-2014 годах с использованием Instagram и новых маркетинговых технологий для поиска клиенты). Но у них есть три проблемы:

  1. Монеты не могут работать в премиум-сегменте, поэтому салоны этого типа в лучшем случае застревают в бизнес-сегменте.

  2. Моносети быстро достигают потолка в развитии. Сегодня парикмахерские, ногтевые сервисы или финансовые салоны облюбовали почти весь рынок и перестали расти — теперь они растут горизонтально, расширяя продажи своих услуг. И количественный вертикальный рост остановился. Монеты будут поедать друг друга, их численность рухнет в три-четыре раза. А салоны красоты полного цикла, наоборот, переживают ренессанс, потому что клиенту снова стало удобно ходить в несколько сервисов и чувствовать супер лояльность — чего не могут предоставить моностудии.

  3. Молодость творцов и лидеров. Монетами обычно владеют люди 30-35 лет. У них нет служения и заботы о людях в крови. Можно заметить, что в парикмахерских и моностудиях нет внимания к сервису даже в бизнес-классе. Очень ограничено, максимум – чай-кофе в пакетиках, “здравствуйте-до свидания”, “в следующий раз запишем”. Никто не проводит диагностику, никто не поздравляет с днем ​​рождения. И поэтому у моносетей проблемы с повторением, они всегда работают с новым трафиком.

В 2020 году, когда разразилась пандемия, рынок выглядел пестрым лоскутным одеялом. В ней работает около 30-40 сетей, развивающихся по франчайзингу (то есть превысивших 25-30 салонов), множество мелких сетей (по три-пять салонов) и отдельных студий, а также большое количество независимых мастеров. И вот тенденции, которые я вижу в этих областях в будущем.

Как будет развиваться индустрия красоты

Сети по франшизе

Франчайзинговый бизнес активно развивается там, где он регулируется государством. Это регулирование основано на государственном льготном кредитовании и правовом регулировании, где защищается правообладатель – владелец товарного знака. Потом бизнес развивается и не все заходят во франшизу, а выбирают ее самые подготовленные.

В России бизнес в этой части плохо регулируется, поэтому франшиза, на мой взгляд, на ближайшие 5-7 лет бессмысленна, и, скорее всего, появятся новые технологии. Я вижу их развитие через управляющие компании, через консалтинг на новом уровне, через поддержку компаний индустрии красоты со стороны управляющих компаний. Это доказывает опыт Канады, Индии и ряда европейских стран, где были созданы управляющие компании, хотя и в регулируемых отраслях, включая стоматологию, эстетическую медицину и медицину в частности.

Красота спасет мир: как развивается и куда движется российская индустрия красоты

Но сети будут продолжать развиваться. Если 5-7 лет назад они были на уровне 5% рынка, то сейчас занимают примерно 13-14%. На мой взгляд, в ближайшие несколько лет сети будут занимать 20-30% рынка — все будет зависеть от государственной поддержки, макро- и микроэкономической ситуации.

Управляющие компании

Для создания управляющей компании нужна суперпрофессиональная команда и доступ к серьезным ресурсам в разных сферах (финансы, производство, маркетинг, образовательные центры — как для бизнеса, так и для магистров в школе). Я знаю компании, у которых уже есть такие ресурсы. Это, например, «Персона», которая управляет несколькими сотнями салонов. В эконом-сегменте хорошо работает управляющая компания Chio Chio. В маникюрной среде «пальцы» строят структуры управления. Мне кажется, что если этим трем компаниям удастся построить качественные управленческие решения, они займут лидирующие позиции на рынке.

Читайте также:  Помогаем меняться: как маркетплейс фермерских продуктов строит отношения с поставщиками

Самозанятые мастера

Вы должны понимать, что торгаши, которые работают на себя и не платят налогов, и самозанятые — это разные люди. Скорее всего, серый рынок ремесленников в ближайшее время сохранится на уровне 30-40%, но идеология самозанятости дает свои плоды. Многие компании нанимают людей как самозанятых, и мне это решение кажется очень правильным, эволюционно верным.

Красота спасет мир: как развивается и куда движется российская индустрия красоты

Мы рассчитываем, что салоны красоты, наряду с практикой работы по обычным традиционным трудовым договорам, привлекут и самозанятых. Или будет две формы юридического лица: например, ИП возьмут на себя самозанятость, а ООО будет работать в форме классических трудовых отношений. В таком случае рынок войдет в легальную зону, а мастера, работающие в коворкинге без регистрации или арендующие рабочие места, будут вынуждены легализоваться и платить налоги.

Мы все ждем открытого и конкурентного рынка. Это займет еще три-пять лет, но это хорошая тенденция.

Салоны-одиночки

Наиболее уязвимыми теперь оказались отдельные салоны. Если 5 лет назад они были ниже 70%, то сегодня они стремительно перестраиваются, переходят под управление компаний или закрываются, а иногда эти салоны берут в управление мастера, которым удается освоить азы бизнеса. Думаю, что уход отдельных салонов к мастерам будет где-то на уровне 25-30%.

Факторы, которые повлияют на будущее индустрии красоты в России

Уход поставщиков

Ранее я предсказывал, что несмотря на то, что многие западные поставщики покинули Россию в 2022 году, их средства и материалы начнут «вымывать» только к концу осени, так как склады были переполнены. Надо отдать должное российскому руководству сетей, которое завалило склады, чтобы индустрия красоты пережила этот непростой год.

На сегодняшний день красители начали «вымывать», а параллельный импорт только начал появляться — первые поставки пошли в середине октября, были сложности с логистикой. Мне кажется, это будет очень хорошее решение, мы его тоже приветствуем, так что падения качества красителей в ближайшие три-пять лет нам не грозит.

Мы будем красить как российскими брендами Constant Delight, Ollin или Estel, так и западными брендами, пришедшими по схеме параллельного импорта. Доминирование одного бренда однозначно уходит, мы научились работать с несколькими брендами, и это делает нас еще более устойчивыми в бизнесе, еще сильнее и менее уязвимыми перед реальностью.

Появление новых IT-решений

Я предполагаю, что на смену устаревшим ИТ-решениям, ERP- и CRM-системам придут мобильные решения для управленческого учета, контроля бизнеса и обучения специалистов — и это поднимет российский рынок индустрии красоты на ступень выше.

Объединение индустрий

Я верю, что скоро мы узнаем о новых отраслях — например, бьюти-игроки объединятся со стоматологией или косметикой. Для этого есть три причины:

  • Клиент является наиболее важным фактором, и мы будем обмениваться клиентскими базами в зависимости от уровня предоставляемых нами услуг.

  • Рынок перестанет расти и нам нужно расти горизонтально и объединяться.

  • Кадровый голод. Мощные команды соберутся вместе и будут работать в нескольких отраслях одновременно.

Сервис, уровень профессионализма мастеров и менеджеров в России всегда будет на высоком уровне. Поэтому мы будем экспортировать наши мозги и наши бизнес-технологии, тем самым совершенствуя индустрию красоты в другие страны (особенно в арабские страны и страны СНГ). Мне кажется, именно здесь индустрия красоты покажет самые выдающиеся результаты в ближайшие 5 лет.

Красота спасет мир: как развивается и куда движется российская индустрия красоты

Предоставлено biz360

Рейтинг
( Пока оценок нет )
pitovaxi/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Идеи малого бизнеса
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: