Такое разное кино: как частная кинокомпания ищет свой путь к большому экрану

”Реклама в стандартном виде мертва»

IT-инструменты, которые использует Иван Соснин

  • Трелло
  • До тех пор
  • Телеграмма
  • YouTube
  • ВК

Режиссер Иван Соснин зарекомендовал себя как автор короткометражных фильмов, снятых для брендов: его простые и трогательные истории, построенные по законам драматургии, завоевали награды на многих фестивалях. В 2022 году возглавил киностудию «Красный перец», где работает с 2016 года в качестве режиссера и сценариста. У него были большие планы на этот год, но с марта клиенты начали урезать маркетинговые бюджеты, все идеи были отложены до лучших времен, а творческая группа Red Pepper Films погрязла в депрессии. Иван Соснин рассказал порталу Biz360 о том, как студия переживает кризис и сколько стоит снять фильм в России.

Досье

Иван Соснин – 32 года, кинорежиссёр, сценарист, директор киностудии «Красный перец». Окончила металлургический факультет УПИ. Имеет награды: Гран-при Национальной молодежной кинопремии «Лучший короткометражный фильм» за фильм «Свидание» (2018), Премия «Кинотавр» за фильм «Интервью» (2019), Премия «Золотой орел» в номинации «Лучший короткометражный фильм» за фильм «Интервью» (2020) и ряд других. В 2022 году дебютировал с фильмом «Далеко-далеко рядом». Киностудия «Красный перец» была основана в 2006 году предпринимателем Данилом Головановым и выросла из рекламного агентства «Красный перец» в Екатеринбург.

Как это все началось

Я родился в Кировграде, потом мы с мамой переехали в Невьянск — это небольшие городки в Свердловской области, в каждом по 25 тысяч жителей. Никаких предпосылок для творческого развития не было. Но когда я учился в школе, были камеры с функцией видеозаписи. Мама купила такой фотоаппарат, и я сделал на нем все возможные эскизы, научился его собирать. Мне понравилось, я сжег.

Но он не связал свою жизнь с творчеством. Я хорошо знал физику и математику, а после школы поступил на металлургический факультет УПИ — там предоставили бесплатное общежитие. Мне было важно попасть в хороший вуз, я поступал во многие, но в УПИ были самые лучшие условия проживания.

Так я начал учиться на металлурга. Но в парах, между парами и после пар он продолжал писать сценарии, рисовать раскадровки, снимать что-то сам, что-то с друзьями. Старался снимать видео все более профессионально, потом начал снимать клипы. Снимал клипы для “Sansare” и “Curare” (известные уральские группы – прим ред).

В какой-то момент солист «Самсары» Саша Гагарин предложил мне стать копирайтером в агентстве «Красный перец». Компания занималась рекламой, в том числе продажей услуг видеосъемки, но собственного производства у нее не было, работали со сторонними режиссерами. Но так как я уже немного умел это делать, мне стали доверять мелкие задачи.

Я начал с рекламы, потом начал делать большие видео, потом клипы. А в 2016 году я снял свой первый короткометражный фильм «Письмо». Это было более-менее хорошо, а потом пошло дальше.

У меня никогда не было мечты стать режиссером, не было цели работать над фильмами, мне просто нравились съемки. Это было моим хобби, которое постепенно заменило все остальные занятия.

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Что касается образования, то сейчас в отрасли много молодых режиссеров, операторов, сценаристов, и многие из них также не имеют профильного образования. Они постепенно выходят на этот рынок и занимают те же должности, что и выпускники ВГИКа. Думаю, сегодня, с развитием интернета и гаджетов, даже без образования можно добиться больших высот. Хочу сказать больше: продюсерам интересны новые лица, потому что они ищут свежий взгляд на кино, и чем нетрадиционнее путь в профессию, тем интереснее.

Когда реклама умерла…

В 2016 году основатель и руководитель нашего агентства Данил Голованов написал в своих социальных сетях, что реклама умерла. Это был такой скандал! От нас отвернулись многие бренды: раз ребята рекламой больше не занимаются, так идем в другие агентства. Никто не знал, что делать в первую очередь. Но потом мы стали объяснять, что имелось в виду: реклама в ее стандартном виде мертва, то есть эти 15 секунд на ТВ никому больше не нужны. Мы начали предлагать новый формат — брендированный контент.

Первый год был очень трудным. Но в целом мы понимали, что российский рынок к этому придет. Наш рекламный рынок отстает от западного, но рано или поздно тренды нас догоняют. На Западе уже давно для брендов снимают короткометражки, клипы и даже полнометражные фильмы. Но до нас он дошел только несколько лет назад.

Читайте также:  Как открыть парикмахерскую эконом-класса

Мы пытались объяснить брендам, что это будет модно, что сейчас весь контент в интернете, а реклама в «ящике» уже никому не интересна, люди ходят в туалет, когда реклама по телевизору. Мы хотели создать такой брендированный контент, который люди хотели бы видеть.

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

До этого мы делали рекламу, которую нужно было навязывать людям. Мы потратили много денег на производство рекламы, а затем еще больше денег, чтобы показать эту рекламу потребителю. Нужно было купить эфирное время на телевидении или радио, чтобы этот рекламный ролик все-таки сломал чей-то любимый фильм или передачу и вызвал у человека какие-то негативные чувства. А мы постарались создать продукт, который вам самим захочется репостнуть, отправить маме или друзьям.

Постепенно рекламный рынок стал меняться, и в 2021 году такого контента уже снято очень много. Это была действительно «та самая» ниша, и долгое время рекламодатели приходили к нам сами. Сейчас, во-первых, редко кто выходит самостоятельно, а во-вторых, мы уже пытаемся двигаться в большой фильм, на целый метр. Я расскажу об этом немного дальше.

«Дядя Ваня» и сторителлинг

Как сохранить и художественную ценность, и интересы рекламодателя при работе с брендированным контентом? Покажу на примере бренда «Дядя Ваня», который одним из первых поверил в нашу идею. Компания обратилась к нам с задачей снять рекламный ролик, а мы на тот момент уже приступили к съемкам короткометражных фильмов и предложили снять короткометражный фильм по стоимости рекламного ролика. Заказчики остались всем довольны, мы сняли фильм, им понравилось. В итоге для дяди Вани мы сняли более десяти фильмов».

Сейчас мне пишут молодые режиссеры: «Как вы находите деньги? Какой бренд выбрать? У меня есть скрипт, что мне делать дальше? Здесь важно знать тонкости: к этой работе все равно нужно подходить немного как к рекламе, нужно понимать философию бренда, понимать, что подходит компании, а что нет.

То есть никакой триллер или ужастик Дяде Ване предложить нельзя, потому что это совсем не по теме. Это бренд овощных консервов, это про семейные ценности, про полноту души, какие-то совместные праздники, время с семьей за общим столом. Именно поэтому у нас родилась концепция «Иваны, помнящие родство». В каждом фильме главным героем был Иван, а все короткометражки были о семейных ценностях, поисках любимого человека, о дружбе.

Когда вы снимаете не рекламный формат, а фильм, важно, чтобы продюсером фильма был представитель бренда (иногда сам учредитель). С ним важно общаться так же, как с продюсером в кино: обсуждать сценарий, может быть, идти на какие-то компромиссы, перемалывать все вместе, пока не получится крутой результат.

Все фильмы, которые мы сняли для Дяди Вани, были очень хорошо оценены публикой, фестивалями и профессиональным сообществом. Это проект, в котором нам удалось удовлетворить потребности бренда и удовлетворить наши амбиции. Как это может произойти? Я считаю важным не ставить свои интересы выше интересов бренда.

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Что касается ценности PR, то мы пытались узнать у дяди Вани, как они оценивают эффективность такого контента, но эти данные нам не разглашают. Но так как заказывали фильм за фильмом, думаю, показатели были хорошие, ведь благодаря такому контенту повышается лояльность аудитории.

Могу предположить, что это работает на уровне памяти: когда вы видите бренд, у вас возникают приятные ощущения от просмотра фильма, и вы берете эту коробку. Но индикаторов у нас нет, подтвердить это нечем — приходится верить на слово.

2022: уйти или остаться

Планов на этот год было много: и личных, и профессиональных. Февраль сильно изменил их. Это коснулось всего: все стало максимально нестабильным. Я и мое ближайшее окружение на какое-то время впали в депрессию. Это намного меньше работы, намного меньше проектов и намного меньше денег.

Мы работали с крупными брендами – российскими и международными. Многие иностранные компании просто ушли с российского рынка, а российские заказчики стали замораживать проекты. У нас были проекты, где мы уже все разработали, придумали креатив, сценарий — и все это отложили до лучших времен.

Что касается коллектива, то нам пришлось много обсуждать новые реалии, ведь с февраля из страны уехало очень много представителей творческих профессий. Мы смотрели на это, думали, что делать дальше, как нам изменить структуру работы, где взять деньги на жизнь, жить здесь или искать другое место.

Читайте также:  Магазин по продаже развесного мармелада

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Мы поговорили и поняли, что вообще придерживаемся одной жизненной философии: в конце концов, мы должны продолжать делать то, что можем. Мне не хотелось покидать свой город, свою страну, где мы так долго жили и сделали много интересного. Мы решили остаться, чтобы продолжать снимать фильмы, снимать клипы и заниматься творчеством.

Март и апрель были полностью мертвы в плане работы, не было ни одного проекта. Но мы решили: у нас есть люди, у нас есть головы, у нас есть руки, у нас есть оборудование. Чтобы занять ребят и не утонуть в депрессии, мы поехали в поселок Слобода на реке Чусовой и сняли художественный фильм. Это почти фантастическая история, научно-фантастическая про инопланетянина, залетевшего в русскую деревню. Но главный герой не она, а деревенский дурак, который верит в инопланетян, но с ним никто не общается и никто не воспринимает его всерьез.

Я быстро написал сценарий, моя жена и наш продюсер Яна Шамайлова нашли ресурсы. У нас были какие-то сбережения, была кредитка на 600 тысяч – все использовалось в ноль. Актеры согласились сниматься бесплатно, все ребята, которые помогали, тоже работали бесплатно — с условием, что если мы потом продадим фильм, мы оплатим гонорары. Всем хотелось сделать какой-то проект в такое непростое время.

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Связи в поселке не было и времени посидеть в интернете и почитать новости не было, поэтому все немного выдохнули. Когда мы ехали в автобусе со съемок, все ребята благодарили нас за это, потому что все хоть немного отвлеклись от происходящего и поняли, что жизнь продолжается.

Об известных актерах

В наших фильмах снимались Алексей Серебряков, Елена Яковлева, Кирилл Кяро, Чулпан Хаматова, Константин Хабенский, Юрий Колокольников и другие именитые актеры. Я заметил, что чем известнее актер, тем ниже запросы и тем легче ему общаться. Бывает, молодые актеры, которых уже где-то заметили, начинают выкатывать какие-то райдеры, выпендриваются — может, это звездная болезнь.

С ними часто бывает сложно, они предлагают много от себя: «Кажется, вы тут неправильно написали, давайте я перепишу ваш текст», «Мне не нравится диалог, я хочу сказать по-другому» и так далее. Сайт как работа, делают все очень понятно, не пытаются изменить сценарий. Они могут что-то предложить, но в качестве совета. С ними супер удобно работать.

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Если я иду на смену и знаю, что на поле есть какая-то звезда, меня начинает трясти от волнения. Но это быстро проходит, потому что оказывается, что с человеком так легко общаться и так заинтересован результат, что мы быстро находим общий язык.

Когда опытный актер принимает проект, он ставит свою подпись на контракте и тем самым решает, что будет работать с этим режиссером, а значит, будет работать от начала и до конца как следует.

О трудностях и команде

Когда оглядываешься назад, кажется, что все было легко, вспоминаешь лучшие моменты. У нас очень крутая команда и почти все, что мы снимаем, мы снимаем вместе со своей командой. Мы давно работаем вместе и ребята растут вместе со мной. Благодаря тому, что у нас достаточно сплоченный коллектив, обычно все проходит гладко, ведь от проекта к проекту не приходится подстраиваться под новых людей.

Но, конечно, есть много трудностей. Я могу говорить миллион часов о проблемах, которые произошли на съемочной площадке. Например, мы фотографируем летний день, и начинается снег. Или как нашу машину в Мурманске занесло снегом и мы пять часов выкапывали ее из-под снега. Даже когда машина ломалась, мы платили триста тысяч за ремонт.

А когда мы снимали во Владивостоке, и мы прибыли на огромном транспортном корабле, который шел в Корею, у меня поднялась температура. Это была просто эпидемия ковида, поэтому корабль стоял на стоянке несколько недель, а нас отправили домой. В итоге у меня был отрицательный тест, но это ничего не изменило: пришлось снова покупать билеты на всю команду, да и вся транспортная сеть корабля изменилась.

Читайте также:  Выращивание грибов в квартире.

Было много вещей, но я не хочу вспоминать о них как о проблемах. Конечно, есть какие-то препятствия, но я воспринимаю все это как путь к фильму.

Долгий путь в кино

В этом году мы дебютировали на касках — наш фильм «Далеко близко» вышел в российский прокат в сентябре. Это большой серьезный проект, не тот фильм, который мы раньше снимали: это другой подход, другие бюджеты, другой формат и другие условия: мы работали над этим фильмом три года.

Все началось с того, что продюсер Александр Бондарев, заместитель директора киностудии КИТ, нашел меня в социальных сетях. Он написал, что видел короткометражку «Интервью», она ему понравилась. Он предложил быть известным, чтобы в будущем можно было вместе снимать целый метр. Мы познакомились в Москве, на встрече был и Джаник Файзиев, режиссер «Турецкого гамбита» и в то время директор киностудии «КИТ».

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Сценарий писался год. На всех своих проектах я пишу сценарии сама, но в этот раз мне помогла Маша Мельневская, креативный продюсер КИТ. Маша занималась творческим кураторством, помогала направить историю в нужное русло, чтобы было интересно зрителю: мы с самого начала хотели сделать зрительский фильм, который был бы интересен людям.

Мы выбрали формат роуд-муви, потому что в этом случае сам формат движет сюжетом. То есть не нужно придумывать никаких мотивов: куда идет герой, зачем он туда идет. Потом вы придумали один мотив, у вас есть точка А, есть точка Б, и зрителю уже интересно, что будет в конечной точке.

Получилась история об отце и сыне, которые ездят на автодоме по России — от Хабаровска до Москвы. Главный герой — учитель географии из Хабаровска, знакомится в социальных сетях с женщиной, проживающей в Подмосковье. Сын главного героя водит машину и едет в Москву. Отец решает пойти с ним и встретить понравившуюся женщину.

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Основная линия не настоящая, я ее придумал. Но какие-то персонажи, картинки, отношения я беру из реальной жизни, смотрю на родственников, знакомых, родственников. Наверное, когда снимаешь фантастику, сложно сосредоточиться на какой-то форме своей жизни, но здесь реалистичная история, действие происходит в наше время, некоторые персонажи мне ровесники, поэтому мне легко наблюдать за собой и своей жизнью окружение и писать такие символы.

Киностудия «КИТ» искала деньги, а мы выступали как продакшн, занимались производством. В моем контракте написано, что я не могу разглашать условия, но для справки: полный метр в России сейчас снимается от 30 миллионов рублей, короткометражки в среднем от 2 до 6 миллионов рублей. Я не говорю про артхаус с актером в одной комнате: такой фильм можно сделать и за 100 тысяч рублей, и за ноль.

На Distant Close нашим партнером выступил онлайн-кинотеатр KION, где после показа состоится премьера фильма. Мы также получали финансирование от Министерства культуры, и поначалу у меня были опасения по этому поводу. Я боялся, что будет какая-то цензура, вмешательство в сценарий и т д. Но этого не произошло, как было написано, поэтому мы все засняли.

Хочу подчеркнуть: в Минкультуры нужно идти с полностью готовым сценарием, да еще и с актерским составом, кто и в каких ролях будет сниматься. Мы также добавили локации. Хотя много фильмов о “зелени” в Москве, мы действительно проехали всю дорогу. Возможно, в этом тоже был залог успеха, потому что, думаю, Министерству культуры тоже понравилась идея показать нашу страну такой, какая она есть. Через некоторое время после питчинга нам написали, что финансирование одобрено. В общем, что касается общения с Минкультом, то все оказалось просто.

Что будет дальше

Сейчас мне интересно снимать художественные фильмы, потому что они имеют вес. После работы над «Далеко» я теперь понимаю, сколько труда вложено в полнометражный фильм и сколько внимания индустрия уделяет таким фильмам.

По вниманию и интересу короткометражки, к сожалению, не идут ни в какое сравнение с полнометражными. Мы только что показали наш фильм на фестивале в Выборге, где его посмотрели 300 человек, и после этого показа мне предложили снять пять полнометражных фильмов.

Мечтаю сейчас снимать по одному полнометражному проекту в год, так что посмотрим, что из этого выйдет.

Кино такое разное: как частная кинокомпания ищет выход на большой экран

Предоставлено biz360

Рейтинг
( Пока оценок нет )
pitovaxi/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Идеи малого бизнеса
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: